Воскресенье, 19.11.2017
История Чечни
Меню сайта
Наш опрос
Оцените содержание нашего сайта?
Всего ответов: 222
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0



Население

В начале XIX в. вайнахи, как и в XVIII в., занимали пространство между средним течением Терека на севере и Кавказским хребтом на юге, между реками Акташ на востоке и верхним течением Терека на западе. С разветвлением еще в XVIII в. единого вайнахского этноса в начале XIX в. становится реальным и определенным наличие двух родственных народов - нохчий (чеченцы) и галгай (ингуши). Собственно и территория края также стала делиться на две основные области: Чечня и Ингушетия.

Чечней в начале XIX в. называлась область всех восточных и центральных районов современной Чечено-Ингушетии (до речной долины Ассы), где, по разноречивым данным, проживало от 120 до 218 тыс. человек; по левобережью Фортанги, по Ассе и ее притокам располагались аулы чеченской этнической группы карабулаков с количеством населения в пределах от 10 до 12 тыс. человек, а в западных районах Чечено-Ингушетии (от Главного Кавказского хребта и верховьев Терека к Сунже) сосредотачивались ингушские общества. Численность их жителей колебалась в пределах от 20 до 30 тыс. человек.

Сельское хозяйство и ремесла вайнахов

Основными хозяйственными занятиями вайнахов в первой половине XIX в., как и ранее, продолжали оставаться земледелие и скотоводство. Соответственно уровню основных отраслей хозяйства развивались ремесла и промыслы чеченцев и ингушей.

Новым по сравнению с прошлым веком в развитии сельского хозяйства Чечено-Ингушетии явилось усиление районирования производства отдельных зерновых, специализация ремесла и в особенности - повсеместное развитие искусственного орошения.

Ведущими земледельческими культурами вайнахов являлись пшеница, ячмень, рожь, просо, овес. Но особенно широкое распространение получает в начале XIX в. такая зерновая культура, как кукуруза. Из технических культур были известны табак, марена, конопля и даже хлопок. Высокая урожайность, плодородие почвы и использование некоторых приемов интенсификации земледелия позволили населению равнинной и предгорной Чечни производить дешевый товарный хлеб, который шел на продажу в соседние горские районы и даже в русские города.

Вайнахи горных районов в силу природных условий были "хлебопашеством не так избыточны". Здесь наличествовало так называемое "террасное" земледелие, когда обрабатывались небольшие, искусственно созданные поля на склонах гор. Однако и здесь заботились о развитии агротехники и орошения. В целом же горцы покупали недостающий хлеб у равнинных жителей.

Скотоводство в Чечено-Ингушетии было более развито в горах, на равнине. Здесь было представлено разведение крупного рогатого скота, овцеводство и коневодство.

Ремесла и промыслы Чечено-Ингушетии первой половины XIX в. были представлены такими видами, которые были основаны на обработке металлов, дерева, шерсти, кости, глины и камня. Из полезных ископаемых добывались соль, нефть, селитра, свинец и серебро, но в небольших количествах.

Из ремесленных изделий, шедших, как правило, на удовлетворение внутренних потребностей хозяйства горцев Чечено-Ингушетии, а частично и на рынок, следует назвать бурки, сукна, изделия из кожи, арбы, колеса к ним, бочки, доски, ружья, пистолеты, холодное оружие, орудия труда. Производился еще и шелк в мотках, который шел исключительно на продажу.

Из промыслов следует отметить нефтедобычу. В начале XIX в. нефтяные колодцы разрабатывались вайнахами на Сунженском хребте, близ Брагунов и в Беное. Нефть шла на смазку, освещение, а также на лечение кожных заболеваний. По существу Чечено-Ингушетия является родиной отечественной нефтепереработки. Нефть, добываемая чеченскими мастерами, явилась сырьем для переработки на первом в мире нефтеперегонном заводе братьев Дубининых в 30-х гг. XIX в.

Социальный строй чеченцев и ингушей в начале XIX в.

Европейских наблюдателей первой половины XIX в., которые посещали земли вайнахов, поражало видимое гражданское равноправие всех членов горского общества. В Чечне установился даже принцип: "Мы все уздени" (то есть свободные, благородные люди). Но претензия на всеобщее "благородное" происхождение являлась по существу своеобразным протестом на прогрессирующее экономическое и общественное неравенство.

В основе растущей феодализации народов Чечено-Ингушетии лежала частная собственность малых семей на пахотные участки, скот, сенокосы, местами пастбища и леса. Общинная собственность или общинная форма распоряжения на землю, свойственная, например, России XIX в., здесь отсутствовала. В землепользовании практиковались способы приобретения собственности, известные европейским законодательствам. В Чечено-Ингушетии отсутствовала практически так называемая родовая (тейповая) собственность на землю и на орудия производства. В руках общины, аула оставались леса, пастбища, дороги, некультивируемый территориальный массив.

Как известно, к концу XVIII в. практически все основные княжеские фамилии, имевшие владения к югу от Сунжи, потеряли здесь свое влияние. Вместе с тем к началу XIX в. феодальное земледелие получает некоторое распространение в надтеречных районах: большую часть удобных земель присвоили себе с помощью царских властей очеченившиеся князья Алхазовы, Турловы, Бэковичи-Черкасские, Таймазовы (они были кумыкского, кабардинского и аварского происхождения).

Порой собственниками земель, на которых находились отдельные вайнахские аулы, выступали, судя по документам первой половины XIX в., и представители местной знати - Ахшпатовы в Сарачан-юрте, Лаудаевы в Ногай-мирза-юрте, Ших-мурза Заитов в Заур-юрте и т. д. Существовала также прослойка богатых узденей, имевших участки по 100 десятин (1 десятина - около 1 гектара) и более. Подобные земледельцы использовали в своем хозяйстве труд рабов и крепостных крестьян, хотя и незначительно, ибо не было базы для распространения крепостничества, а рабы и крепостные были из числа пленных или их потомков. В социальной верхушке вайнахов влиятельное место в XIX в. занимало мусульманское духовенство.

Господствующее место в вайнахском обществе занимало свободное крестьянство - узденство, обладавшее необходимым количеством земель и скота. Но имелись малоземельные и вовсе безземельные горцы. Нужда заставляла их сдавать свои участки земли в бессрочный залог богачам, а то и продавать их. Подобные крестьяне селились на землях надтеречных князей и других богатых землевладельцев на правах зависимых, уходили за пределы края, нанимались в работники в Кизляре и Моздоке.

Горцы вели непрерывную борьбу с попытками социальной верхушки закрепить и свое имущественное положение, причем самыми различными средствами.

Политическое устройство вайнахов (до образования имамата)

В первых десятилетиях XIX в. каждый вайнахский аул имел свое самостоятельное управление. Из отдельных групп аулов (с численностью от 1-2 до нескольких десятков) складывались так называемые "вольные" общества. "Вольные" общества могли объединяться в более крупные образования - "союзы обществ". В таком "союзе", обладавшем полной политической самостоятельностью, одно из селений признавалось, по свидетельствам того времени, "главою союза или сборным местом". "Союзы обществ" складывались в "къам" - народ.

Внутреннее управление в аулах осуществлялось аульными сходами, а в повседневной жизни - выборными стариками (къаной), входившими в совет, которым руководил старшина. Это звание зачастую становилось наследственным. Вопросы, касающиеся жизни всего общества или "союза обществ", решались на периодически созываемых народных собраниях. На территории края действовало неписанное уголовное и гражданское право - адат.

Большое влияние на общественные дела оказывали муллы и кадии. Духовенство зачастую главенствовало в народных собраниях, одобряло или запрещало военные действия. Так, кадии осуществляли исключительное право разбора гражданских и уголовных дел по исламскому законодательству - шариату. Кое-где кадии становились во главе обществ, оттесняя старшин.

В некоторых районах Чечено-Ингушетии в первых десятилетиях XIX в. имелась система управления, основанная на княжеском сюзеренитете и феодальной собственности на землю. В ряде аулов Надтеречной Чечни, Аухе и Качкалыке признавались главами аульной общины княжеские фамилии.

В указанное время усиливалась роль таких общественных институтов, консолидирующих нацию, как "мехк-кхел" (Совет страны) и народное ополчение. "Мехк-кхел" собирался в исключительных случаях и выносил решения, обязательные для всех вайнахов или отдельных вайнахских народов.

В 20-х гг. XIX в. в Чечено-Ингушетии назрели условия для создания собственной государственности. Один из крупных политических деятелей Чечни - Бейбулат Таймиев превратился к тому времени в своего рода "атамана" Чечни. Он по своему усмотрению назначал и смещал старшин в чеченских аулах, имел влиятельных сторонников в Карабулаке и Ингушетии. В 1829 г. Бейбулат стал осуществлять меры по созданию единого горского государства путем объединения вайнахов с Северным Дагестаном под формальной эгидой крупного феодала - Шамхала Тарковского, который носил чин генерал-лейтенанта русской армии и являлся покорным вассалом Николая I. Поэтому царизм, опасаясь объединения горцев, легко заставил Шамхала разорвать скрепленный было союз.

Кавказская война первой половины ХIХ века

Вступив в 1801 г. в Закавказье, Российская империя попыталась утвердить свою политическую систему на Северном Кавказе, горские народы которого фактически являлись независимыми как от России, так и от Турции и Ирана. Строительство военных укреплений на землях горцев, прямое ограбление населения и карательные экспедиции вызывали недовольство всех кавказских народов. В 1804 г. произошло совместное вооруженное восстание чеченцев, ингушей, осетин и кабардинцев; оно было подавлено "военною рукою". В 1807 г. генерал Булгаков вторгся в Чечню и с трудом выдержал ожесточенное сражение с горцами в ущелье Хан-Кала. Но склонить чеченские аулы к переговорам царским властям удалось только уступками и денежными подарками старшинам.

Так, 22 августа 1810 г. ингуши-назрановцы подписали официальный акт о вступлении в российское подданство. Но перед этим назрановцы были поссорены со своими горскими соседями. В 1817 г. царские власти на землях этого общества воздвигли Назрановское укрепление. От него потянулась цепь укреплений по Сунже на восток с целью блокады Чечни.

Правление А. П. Ермолова

В 1817 г. на Кавказе начинается правление царского наместника А.П. Ермолова. Он взял курс на подавление горских народов, видя в них прямую опасность для Российской империи.

При А.П. Ермолове были построены такие крепости, как Назрановская, Грозная, Преградный стан и др.; учреждена новая военная линия на Сунже с целью оттеснения горцев с плодородных равнин в горы. Эта линия была продолжена от Грозной в Северный Дагестан. Вайнахские аулы, пытавшиеся противостоять колониальным действиям администрации А.П. Ермолова, уничтожались. Так, летом 1819 г. погиб цветущий аул Дады-Юрт. Он вступил в жестокий бой, и его непокоренное население было полностью уничтожено.

Горские народы пытались оказать более или менее организованный отпор жестокой колониальной политике царизма. Так, были неоднократно совершены нападения на крепость Грозную. Мелкие укрепления и казачьи станицы горцы держали в состоянии постоянной тревоги. Было сделано и несколько попыток поднять всеобщее восстание в Чечне - в 1822 и 1825 гг. Причем в 1825-1826 гг. горцы дали царским войскам несколько крупных сражений под Атагами, Герзель-аулом и на реке Аргун. Широкую поддержку чеченцам оказали и народы Дагестана. Несмотря на массовый героизм, участники восстаний терпели поражение вследствие отсутствия артиллерии и хорошей организации.

На гребне антиколониального движения горцев 20-х годов XIX в. выросла фигура "грозы Кавказа" (по словам А.С. Пушкина) - Бейбулата Таймиева, талантливого политического и военного деятеля своего времени. В 1825 г. он совершил длительную дипломатическую поездку в Иран и Турцию, в 1828 г. с отрядом телохранителей был почетным гостем царского наместника Паскевича, действовавшего против турок в Закавказье. Жизнь Бейбулата Таймиева оборвалась в 1832 г. при невыясненных обстоятельствах.

В тот же период на Северном Кавказе нарастала волна так называемого "мюридистского" религиозно-политического движения, имевшего широкий социальный состав и радикальную программу. Его руководителем стал выдвинувшийся в 1828 г. имамом в Дагестане Гази-Магомед. Он быстро завоевал авторитет и среди народов Чечено-Ингушетии.

В 1829-1831 гг. весь Дагестан и значительная часть вайнахов поднимаются на всеобщее восстание, кульминацией которого стал захват Кизляра Гази-Магомедом 1 ноября 1831 г. То обстоятельство, что это движение проходило под религиозными лозунгами, было вполне закономерным явлением. Это позволило массам считать борьбу против феодалов и царской России "богоугодным" делом.

Провозглашение Шамиля третьим имамом Дагестана и Чечни в 1834 г.

1832 г. героически пал в Гимрах Гази-Магомед, в 1834 г. был убит кровником второй имам - Гамзат, а растущее движение горцев возглавил третий имам - выходец из аварской крестьянской семьи Шамиль. Он получил религиозное образование, знал арабский и несколько кавказских языков, отличался огромной физической силой, выносливостью и личной храбростью.

Потерпев к 1839 г. поражение в Дагестане, Шамиль ушел в Чечню, и с 1840 г. начинается новая мощная волна военных выступлений, продолжавшихся до 1859 г. За короткое время народные массы во главе с имамом Чечни и Дагестана добились существенных побед - было взято 13 крепостей, в несколько раз увеличена территория государства, совершены успешные походы горцев за пределы имамата, нанесен ряд крупных поражений царским войскам.

Валерикское сражение

В 1840 году Чечню охватило новое, еще более грандиозное восстание. Для подавления его был направлен специальный отряд царских войск под командованием генерала Галафеева. Между восставшими чеченцами и царскими войсками происходили ожесточенные сражения. 11 июля 1840 года у речки Валерик произошла одна из самых кровопролитных битв Кавказской войны. Эта битва описана М.Ю. Лермонтовым, непосредственным участником боя, в известной его поэме "Валерик". Генерал Галафеев вынужден был признать в своем "Военном журнале", что чеченцы отчаянно сражались, открывая со всех сторон против них убийственный огонь пехоты и артиллерии, и тем самым сделали все, чтобы успех их был сомнительным.

Даргинское сражение

В ответ на отклонение Шамилем предложения о мире генерал М.С. Воронцов в мае 1845 года возглавил поход царских войск в Чечню, рассчитывая одним ударом покончить с имамом и захватить его резиденцию - Дарго. Войдя глубоко в горы, царская армия без особых потерь захватила подожженный горцами аул Дарго, но в то же время и сама, окруженная со всех сторон восставшими, оказалась в ловушке. Лишенный продовольственных запасов, М.С. Воронцов не мог более оставаться в Дарго и при попытке выйти из окружения из-за непрерывных атак восставших горцев нес большие потери. Только помощь со стороны генерала Фрейтага спасла отряд и самого Воронцова от неминуемой гибели. По официальным данным, в Даргинском сражении царские войска потеряли 4 генералов, 168 офицеров и 3433 солдата. Хотя Дарго был взят и главнокомандующий М.С. Воронцов награжден орденом, но по существу это была крупная победа восставших горцев.

К этому времени уже сложились основные структуры военно-теократического (то есть военно-религиозного) государства - имамата, что и обеспечило возможность борьбы со столь грозным противником, каким являлась Российская империя.

Имамат Шамиля

В состав имамата в период правления Шамиля входили: Нагорный Дагестан, Чечня (в том числе и большая часть Карабулака), ряд обществ Ингушетии. Под верховным управлением имама считался и Западный Кавказ, населенный почти полумиллионным адыгским населением. Здесь долгое время правил шамилевский наиб Магомед-Эмин.

Высшая законодательная и исполнительная власть в государстве принадлежала имаму - военному и религиозному вождю. Он же осуществлял связи с иностранными государствами. Переписку с Шамилем вели турецкий султан, французские и английские дипломаты. Но Шамиль не получил от них никакой военной помощи.

Главным правительственным органом с 1841 г. являлся Государственный Совет (Диван-хане). Он формировался из среды ученых-богословов, наибов, старших мюридов - доверенных лиц Шамиля. Совет рассматривал все вопросы жизни государства и принимал решения большинством голосов.

В важнейших случаях, касавшихся судеб всего имамата, собирались съезды народных представителей. Так, на съезде в 1843 г. Шамиль добился личной диктатуры, на съезде 1846 г. был принят свод административных положений "Низам" и упорядочено административное деление. В 1848 г. Шамиль добился на съезде объявления своим наследником сына Гази-Магомеда, чем фактически положил начало наследственной монархии.

Территория имамата делилась на округа - наибства. Наибы в свою очередь подчинялись мудиру - губернатору области, провинции.

В имамате была создана государственная казна и система налогов для финансового и продовольственного обеспечения нужд войны. Налоги взимались хлебом, скотом и деньгами и носили прогрессивный характер - зависели от размеров дохода. Часть сборов направлялась на социальные нужды - обеспечение сирот, вдов и малоимущих.

Основу военных сил имамата составляло постоянное войско: 1580 конных и 8870 пеших воинов-муртазикатов. В состав постоянного войска входил и батальон русских солдат из перебежчиков. Они использовались в охране ставки имама, занимались ремонтом орудий и обучением горцев стрельбе из пушек. Численность всеобщего народного ополчения достигала 30-40 тыс. человек.

Автором многих реформ Шамиля был чеченец Юсуф-Хаджи Сафаров. Он в детстве попал в Османскую империю, окончил военно-инженерную школу, служил в чине полковника в армии видного реформатора Египта Мухаммеда-Али. К 1840 г. он вернулся на родину и стал близким сподвижником Шамиля.

Военно-бюрократическая верхушка имамата стала постепенно выдвигать на первый план личные интересы, а не интересы народа. Она наживалась за счет присвоения налогов, различных поборов и военной добычи. Суровые меры Шамиля не могли остановить разложение, которое коснулось даже его семьи. Начинается протест крестьянских масс - от глухого ропота до вооруженных выступлений. Сказывалась и усталость от изнурительных военных действий.

С 1851 г. начался закат "блистательной эпохи" Шамиля, имамат стоял на пороге внутриполитического и внешнеполитического кризисов. После окончания Крымской войны численность царской армии на Кавказе была доведена до 300 тыс. человек, вооруженных самым современным оружием. Кавказская армия первой в России получила нарезное оружие - штуцеры. Военный нажим был резко усилен, и имамат потерпел поражение. В августе 1859 г. 30-тысячная царская армия окружила горный аул в Дагестане - Гуниб, где имам Шамиль был пленен с горсткой сподвижников и отправлен в Россию. В 1864 г. пал и Западный Кавказ.

Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2017
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz